Юлия Петрашова: Мои истории рождаются из тронувших меня моментов жизни

Автор :

Подготовила Ната Иванова

Юлия Сергеевна Петрашова – призер Литературного конкурса имени Куприна, дважды лауреат Международного литературного конкурса имени С. Михалкова, полуфиналист конкурса имени В. Крапивина.

Юлия родилась в небольшом городке Жуковка Брянской области, сейчас живёт в Брянске. Она окончила факультет иностранных языков Брянского государственного университета с дипломом учителя английского и немецкого языков и Финансовый университет при Правительстве РФ. Преподавала английский в гимназии, работала маркетологом, публиковалась в специализированном журнале для маркетологов (писала о брендах, рекламных технологиях и необычных бизнес-проектах), сотрудничала с журналами и онлайн-ресурсами в качестве копирайтера.

Уже много лет Юлия сочиняет произведения для подростков, поскольку считает тинейджерский период в жизни человека самым ярким, интересным и эмоциональным. Её повести «Нитяной моток» и «Гусеница в янтаре» вышли в «Детской литературе» — старейшем российском издательстве, которое специализируется на работе с книгами для подрастающего поколения.

В 2020 году литературный альманах «Белая скала» опубликовал повесть Юлии «Слово о глыбе». В настоящее время в издательстве «Пять четвертей» готовится к выпуску повесть «Прятки без правил».

 

Юлия, что вам нравится в современной детской литературе и что не нравится?

Мне нравится, что детская литература развивается и процесс этот не остановить. Всего несколько десятков лет назад произведения для подрастающего поколения преимущественно выполняли воспитательную и просветительскую функцию. Эти задачи, несомненно, очень важны, однако меня радует, что современные писатели стремятся не только к тому, чтобы поучать ребят, но и поддержать их в трудных жизненных ситуациях, убедить в том, что каждый ребенок ценен и уникален. Мне импонирует, что авторы учатся говорить с детьми на сложные темы, не замалчивают тяжелые вопросы.

Отрадно, что с каждым годом появляется всё больше издательств, выпускающих современную детскую литературу отечественных авторов. Воодушевляет, что сегодня издатели идут на риск и активно рассматривают работы малоизвестных писателей из России, с азартом открывая новые имена. В начале моего творческого пути я такой тенденции не наблюдала.
Мне не нравится, что хорошая детская книга (тем паче книга с красивыми качественными иллюстрациями) превратилась в предмет роскоши. Порой цена такой книги просто поражает воображение.

 

0 61 24 01.30п 2

 

Как-то на встрече со школьниками вы признались, что пишете для подростков, и мнение ребят для вас важно. Дают ли вам такие встречи идеи для будущих книг?

Встречи со школьниками скорее компас, чем источник идей. Такие мероприятия помогают мне понять, в том ли направлении я двигаюсь, цепляют ли ребят мои сюжеты, удается ли мне создавать живых героев, похожих на современных подростков.

Кроме того, встречи с читателями – это мощный заряд вдохновения. Вопросы, которые задают дети, их высказывания о книгах дарят мне понимание того, что я работаю не зря, что мой труд востребован.

 

Какие темы стараетесь затронуть в своих произведениях? Что, на ваш взгляд, самое важное в книге для подростков?

Я думаю, что если я стану целенаправленно выбирать проблему, которую стоит осветить, то ничего достойного из-под моего пера не выйдет. Для меня толчком к написанию произведения всегда выступает тот или иной поразивший меня образ или взволновавшая меня ситуация. Мои истории рождаются из тронувших меня моментов жизни, а темы приходят сами в ходе того, как я додумываю и «раскручиваю» эти истории.

В произведениях я рассуждаю о том, что меня задевает, беспокоит и волнует, как бывшего ребёнка, как неравнодушного взрослого, как маму старшеклассника. Если говорить об уже изданных или готовящихся к выпуску книгах, то в них я поднимала такие проблемы, как анорексия, одиночество, сложности в общении, наркотики, токсичные отношения, домашнее насилие, догхантерство.

Подростки – гиперчувствительные люди. Я уверена, что они обязательно ощутят, что писатель затронул тему, потому что она его по-настоящему заботит и не даёт спать по ночам. Мне кажется, именно это и есть самое важное в книгах для подростков.

 

Бытует мнение, что написание первой книги обычно чему-то учит автора. А чему научились вы при создании своей первой книги?

Моя карьера писателя началась с бегемотика. Когда моему сыну было два года, я написала для него стихотворение о бегемотике и его друзьях. Спустя время мне на глаза попалась информация о том, что компания «Фруто-няня» проводит конкурс на лучшую сказку. Я рассудила так: мое стихотворение про бегемотика – вполне себе сказка и его можно отправить на конкурс. Каково же было мое удивление, когда через несколько недель мне по почте пришёл огромный конструктор и поздравление с победой в конкурсе.

Я подумала: «Ого-го, да я поэт! А может, и прозаик!» Я с энтузиазмом принялась за роман. Сие произведение осталась неопубликованным. А потом были годы и годы, когда я творила, пробовала новые формы и то, что у меня выходило, рассылала по издательствам. Ответом была тишина или отказы. Получается, мой первый роман научил меня тому, что профессия писателя требует многих лет труда, обучения, практики и упорства.

 

Ещё говорят, что писатель может жить в двух мирах: реальном и творческом. У вас это так?

Так говорят не зря. Творческий мир для меня – реально существующая планета, на которой я очень люблю бывать. На этой планете живут небезразличные мне люди – герои моих произведений. Я переживаю за них, слежу за их судьбой и тоскую, когда их истории подходят к концу.

 

Влияют ли события из вашей собственной жизни на ваши произведения?

Я не описываю в книгах реально существующих людей, не пересказываю ситуации, произошедшие в действительности. Однако своим персонажам я почти всегда добавляю нюансы, черточки, отдельные характеристики, подсмотренные в жизни. Ситуации и происшествия, послужившие вдохновением для книг, я тщательно переосмысливаю. Чаще всего в процессе переосмысливания моя фантазия изменяет их до неузнаваемости.

 

К чему вы стремитесь в своём творчестве и что в писательстве даётся вам труднее всего?

Я стремлюсь быть искренней. Именно с этим связано, в том числе и то, что у меня пока не выходит писать фантастику. Не единожды я пыталась включить в произведение мистическую составляющую, но в процессе написания всё равно искала и находила вполне реалистичное объяснение тому или иному загадочному явлению или событию.
Дело в том, что я стараюсь всецело погрузиться в книгу, которую пишу, а для этого я должна поверить во всё то, что в ней происходит. Поверить же удаётся лишь в то, в чем есть логика, психологическое обоснование и четкая аргументированность. Однако я всё же надеюсь, что рано или поздно я научусь писать и о фантастических явлениях так, чтобы я могла сама в них уверовать.

 

0 61 24 01.30п 3

 

Отрывок из повести «Гусеница в янтаре»

Ежедневные перевоплощения Леру нисколько не напрягали. Они ей даже нравились. Нет, а что? Разве не удивительно — обыкновенная, казалось бы, жилетка. Ну, длинновата. Ну, изрядно потрепана. Однако стоит ее надеть, как тебя перестают замечать. Совсем. Ты превращаешься в персонал — безликий и практически прозрачный. «Жилетка-невидимка». Лера так про себя ее и называла.

К жилетке прилагалась бейсболка. Под нее нужно было прятать малиновую шевелюру. Без бейсболки перевоплощение лагало. Зато стоило только сделать все как надо, сразу же начинались чудеса. Можно было, к примеру, без стеснения усесться на корточки в центр клумбы прямо у главного входа на турбазу и, неспешно выдергивая сорняки, наблюдать за отдыхающими. Между прочим, презабавнейшие экземпляры порой встречались.

Взять хотя бы пожилую даму, заселившуюся в коттедж справа от центральной дорожки. Когда бы Лера ее ни повстречала, та всегда выглядела сногсшибательно — словно не в лес на турбазу приехала, а на Каннский фестиваль. Непременно каблуки, обязательно ярко-красная помада, неизменно элегантное платье. И кошки. Вокруг нее всегда крутились местные кошки, которых она то и дело чем-то угощала.

Или вот пара. Бородатый толстяк и дюймовочка с татуировкой на шее. Постоянно в обнимку, будто это и не два разных человека, а одно счастливое четырехглазое существо.
Порой подсмотренные на турбазе сценки не отпускали до вечера. Вязли в памяти, запутывались репейником в мыслях, норовили по-хулигански уколоть булавкой в бок.

Другими словами, просились в скетчбук. Всего-то и надо было — выпустить сценку на бумагу, запечатлеть в карандаше. И тогда приходило освобождение и удовлетворение. Душевный подъем даже. Эйфория. Будто кто-то всезнающий и всемогущий погладил по голове: мол, вот теперь все верно, молодец.

Лера не знала, радоваться этому или огорчаться.
«Я что же, человек-созерцатель, получается? Мне нравится, выходит, стоять в тени и наблюдать мир со стороны? Быть в центре внимания — не моя история? Но здорово же было там, на пляже. Ведь кайфовала же я от того, что все на нас смотрят».

От воспоминания о пляжной вечеринке забилось быстрее сердце, в груди сделалось жарко и щекотно…

 

Отрывок из повести «Нитяной моток»

Я особо не парилась. Держалась особняком. В конце концов, все они однажды исчезнут из моей жизни. Школа закончится, и прости-прощай. Зачем трепать нервы из-за случайных людей? И потом… я привыкла. Нет, в старом классе меня не обижали. Но и друзей у меня там тоже не было. Ну, если не считать хакера Славика. Да и то он не в нашем классе учился, а в параллельном.

Мы с ним поэтому, видать, и подружились, что похожи: он белая ворона и я пернатая той же породы. Или, может, потому, что в соседних подъездах жили. Хотя при чем тут где мы жили, — мы ж в основном в сети общались, вконтосе. Ну, сейчас-то — ясное дело, на другой конец города не наездишься. Но и раньше мы только виртуально трепались, а в школе просто кивали друг другу, и все. Мол, привет-привет.

В общем, я всегда была сама по себе. Не из высокомерия, нет (хотя некоторые именно так и думают). Просто у меня не получается сходиться с людьми. Смотрю, как девчонки обнимаются при встрече, делятся секретами, ходят вместе гулять… И мне кажется, что они инопланетянки. Как у них это получается? Как? Разве непреодолимая сила не тянет их закрыться, спрятаться в скорлупе, надеть забрало? Разве у них в голове не звучит свистящий шепот: «Не подходи. Не подставляйся. Они предадут тебя. Обязательно предадут»?

 

0 61 24 01.30п 1

 

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 194 раз

Последнее от Сергей Никифоров. Редактор портала ТО ДАР

Люди в этой беседе

Комментарии (4)

Очень интересные истории в книгах. Мне понравилось, хотя я не в возратсе тинейджеров)) Ждём новых книг!

  Вложения

Елена, спасибо! Мне очень приятно, что истории Вам понравились.

  Вложения
  1. Петрашова Юлия

Большое спасибо Нате Ивановой за интересные вопросы, а также редактору Сергею Никифорову и ТО ДАР спасибо за публикацию.

  Вложения
Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением