Сергей Никифоров 

Мой папа на фронте

Мой папа на фронте.

А мне только восемь.
Листву обрывает
дождливая осень.

Без папы так грустно
и так одиноко.
А линия фронта
от дома далёко.

Чтоб солнце светило
всегда и для всех,
И чтоб никогда
не смолкал детский смех,

Все папы встают
на защиту страны
От горя, разрухи,
от страшной войны.

Я папу дождусь
обязательно с фронта.
Я глаз ни на миг
не свожу с горизонта.

Закончится эта
дождливая осень…
Я правда не плачу.
Ведь мне уже восемь.


Анонимно

Странная семейка Ивановых (несколько отрывков)

Мама в семье Ивановых — тоже странная. Хоть уже и совсем взрослая женщина.

Однажды она испекла необыкновенно (а как иначе у Ивановых!) вкусный пирог с вишней. Специально для папы.

Папа ел мамину выпечку так, что у него от удовольствия за ушами трещало. Особенно за правым ухом.

Наелся папа пирога, а спасибо маме не сказал. Может быть — забыл, может быть — постеснялся, может быть — невежливый был. Но вполне вероятно, что папа просто понадеялся, что спасибо за него скажут дети Ивановых или даже мама Ивановых сама себе. Ведь они все вместе пирог с вишней ели, и почему тогда папа один должен спасибо маме говорить.

Но странная мама папиного молчания правильно не поняла. Ей пришла в голову совсем уж чудная мысль: будто папа не сказал спасибо, потому что ему не понравился вишнёвый пирог. Выкинула мама рецепт и больше никогда-никогда такой пирог не пекла.

Вместо этого готовила удивительно странные пирожки — с солёными огурцами.

Дети Ивановых — хотя ещё и начинающие Ивановы, а уже тоже — странные. Например, сын Ивановых однажды пришёл из школы и попросил маму Ивановых помочь раздеться. Чтобы она и брюки с него сняла, и пуговки на рубашке расстегнула.

А надо сказать, что сын у Ивановых был уже совсем взрослый. Во второй класс пошёл.

И вот стала мама сыну помогать переодеваться, как будто он маленький. Как будто ему один годик и четыре с половиной месяца примерно. Она пуговки все расстегнула на рубашке, брюки стянула с лежащего на полу сыночка, надела на него домашнюю одежду, потом книгу вслух почитала про Колобка.

Вечером мама кормила сына Ивановых супом с ложечки и приговаривала: «Скушай за маму, скушай за папу. Откуси хлебушек за бабулю и компотиком запей за дедулю».

А перед сном и вовсе достала погремушки из чулана и дала их сыночку — поиграть.

И что самое странное, Иванов-младший не стал погремушкой играть. Он достал конструктор взрослый, железный (с двумя отвертками) и принялся собирать трактор.

Такой вот он странный, этот сын Иванов. Не стал погремушкой играть перед сном. Хотя днём и вёл себя как маленький.

Кстати, среди Ивановых есть и взаправду самый настоящий жадина. Это четвероюродный дядя Ивановых. А может и пятиюродный. Так сразу его и не подсчитаешь, этого дядю.

Так вот, этот дядя жадина — каких свет не видывал. И гордится этим.

«Жадным быть — хорошо. Когда ни с кем не делишься, тебе самому больше достаётся», — говорит он.

И сына своего учит жадничать.

Мальчика этого часто в школе просят дать списать домашнее задание. А он не даёт! И за это его иногда называют жадиной-говядиной. Обидно совсем немного, зато как дядя сыном гордится!

Но однажды этот сколько-то-юродный дядя узнал, что сын его, вместо того чтобы просто не дать списать, несколько раз на переменах помог одноклассникам задачи решить. Научил, подсказал, объяснил.

За просто так. Ни за что!

Ну и досталось же тогда бедному сыну жадины-дяди!

Хотя могло и больше достаться, просто дядя опять пожадничал…

Такие вот они — эти Ивановы. Некоторые — обычные, некоторые — странные, есть даже один незаурядный.

Живут себе Ивановы необычной странной жизнью и даже не замечают, как вокруг них некоторые тоже странными становятся.

Например, кто бы мог подумать, однажды даже учительница их сына стала на целый день странной. Представляете? Учительница!

Вот уж на кого никогда не подумаешь!

Когда сын Ивановых пришёл на урок чтения в спортивном костюме, учительнице это не понравилось. Её даже не убедил аргумент, что так удобнее сидеть за партой. А ведь сыну Ивановых, наверное, и в самом деле в школьном костюме неудобно сидеть. Иначе почему он на уроках всё время ёрзает на стуле и иногда встаёт без разрешения.

В общем, не согласилась учительница с сыном Ивановых насчёт спортивного костюма на уроке чтения. Вместо этого на следующий день пришла в класс на лыжах и в банном халате. Мне, говорит, сегодня так удобнее вас математике учить.

Все дети сначала посмеялись. Конечно, кроме отличников. Но потом поняли, что сын Ивановых не прав. Особенно хорошо они это поняли, когда на физкультуре учитель заставил их бегать по спортивному залу в домашних тапочках и шапочках для бассейна.

Тогда уж все одноклассники сына Ивановых внезапно догадались, что для всякого места и ответственного дела существует своя одежда. Специальная. Именно поэтому большинство людей не спят в водолазном костюме и не ходят на пляж в резиновых сапогах.

Вот что значит — учителя. Всегда учат только правильному. Доброму, вечному.

 

Мой папа на фронте

Ну что можно сказать о теме и о стихах? И то, и другое нужное и важное.

Стихи хорошие, но всё-таки взрослость выглядывает в третьей и четвёртой строфе. Но я за это стихотворение!

 

Странная семейка Ивановых

Я не могу оценивать прозу. Но в общем мне понравились эти «странные» записки, хотя править и чистить есть что. Вот в первой строке: поскольку странная ВСЯ семейка, то и мама. Почему тогда это: «Мама в семье Ивановых — тоже странная»?

 «трещало. Особенно за правым ухом». Ребёнок непременно спросит (и я тоже!): почему? Хочется смешного объяснения, почему именно за правым ухом? Варианты подбрасывать не буду.

Далее: «Ведь они все вместе пирог с вишней ели», но пятью строками выше сказано: «Папа ел мамину выпечку», то есть один ел. Я как-то при разборе стихов говорил, что в детских стихах каждое слово играет роль. Но и в прозе – тоже. Тем более, таких коротеньких рассказиках. Аноним, будьте внимательнее, перечитывайте наутро, непременно натощак, написанное накануне.

 В следующем рассказике мне очень понравилось это: «Дети Ивановых — хотя ещё и начинающие Ивановы»

Короче, в каждом отрывке можно подобное найти, но общее своё заключение я сказал. 

Олег Бундур

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 77 раз

Последнее от Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор ТО ДАР. Председатель ТО ДАР

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.